; ;

«Счетная» работа. Кто стоит на страже бюджета Алтайского края?

При выявлении нецелевых расходов применяются бюджетные меры принуждения.

Счётная палата Алтайского края уже два десятилетия контролирует расходование бюджетных средств, но многие жители края представляют её работу в лучшем случае «постольку поскольку». 

«АиФ-Алтай» пригласил к разговору Татьяну Кирееву, заместителя председателя Палаты, на протяжении почти пяти лет фактически являющуюся руководителем этого постоянного органа финансового контроля.

Досье

Татьяна Киреева трудовую деятельность начала в 1968 г. в финотделе Алтайского крайисполкома в должности старшего инспектора. В 1993 г. назначена на должность заместителя председателя комитета администрации края по финансам, налоговой и кредитной политике. В 2010 г. при ликвидации последствий ЧС в Михайловском районе была назначена представителем губернатора для координации действий органов исполнительной власти и местного самоуправления. С июня 2011 года – заместитель председателя Счетной палаты Алтайского края. Имеет почётное звание «Заслуженный экономист Российской Федерации», ряд медалей и орден «За заслуги перед Алтайским краем II степени».

Ревизии в прошлом

- Татьяна Петровна, Счётная палата (далее - СП,- ред.) организована краевым Законодательным собранием. Какие органы и организации она вправе контролировать?

- Основным полномочием Счетной палаты является контроль за формированием и исполнением краевого бюджета и бюджета ТФОМС, а также за соблюдением порядка управления и распоряжения имуществом, находящемся в государственной собственности Алтайского края. Исходя из этого наши контрольные, экспертно-аналитические мероприятия распространяются на все госучреждения (казенные, бюджетные, автономные), ГУПы, общества, использующие средства краевого бюджета или имущество казны края. В сферу нашего внимания попадают иные организации, юридические лица, индивидуальные предприниматели, физические лица, получающие субсидии, кредиты, гарантии, гранты за счёт средств краевого бюджета.

Надо отметить, что за последнее время полномочия СП значительно расширены (это проведение аудита эффективности использования бюджетных средств, аудита в сфере закупок, экспертиза государственных программ), что даёт возможность перейти на качественно новый уровень аудиторской деятельности – от финансового контроля к государственному аудиту. Поэтому тема проведения ревизий сейчас не актуальна. Не представляет интереса проверка учреждений с точки зрения их затрат на хозрасходы, командировки, ремонт и т.д. Важен результат от вложения государственных средств, какие услуги (работы) и какого качества оказало учреждение и насколько востребованы эти услуги. Проще говоря, каждый бюджетный рубль должен быть направлен на достижение определенной цели.

Исходя из новых требований, СП особое внимание уделяет аудиту эффективности использования бюджетных средств, целью которого как раз и является определение степени достижения запланированных конкретных показателей, а также анализ причин их невыполнения.

Замечу, что это трудоёмкая, большая аналитическая работа с использованием значительного информационного материала, требующая от инспекторского состава особых навыков и знаний, но результаты того стоят.

- А по какому принципу формируется ежегодный план проверок? Может ли АКЗС попросить вас проверить то или иное ведомство, организацию?

- При планировании мы стараемся уходить от точечных проверок отдельных учреждений, а проводить комплексные проверки нескольких учреждений одной отрасли, либо учреждения всех отраслей по одной тематике, что позволяет выявить системные проблемы.

Приведу примеры: в 2014 - 2015 гг. мы провели проверки в бюджетных, автономных учреждениях, оказывающих госуслуги во всех отраслях социальной сферы, по вопросу финансового обеспечения государственных заданий на оказание этих услуг. Комплексная проверка позволила выявить общие для всех учреждений недостатки и нарушения, что дало основание для внесения изменений и дополнений в нормативные правовые акты, исключающие эти нарушения в дальнейшем.

Свои усилия мы концентрируем в первую очередь на бюджетоёмких отраслях, объектах, госпрограммах, где есть риски или признаки финансовых нарушений с акцентом на их предупреждение. В подтверждение могу привести ещё пример: нас насторожили факты нарушений при предоставлении субсидий на улучшение жилищных условий сельчан при реализации программы «Социальное развитие села», которые мы выявляли при проведении проверок в отдельных муниципальных образованиях. В связи с этим был проведёг аудит эффективности использования бюджетных средств на эти цели во всех муниципалитетах – участниках программы. В результате выявили нарушения в 56 муниципальных образованиях из 61 проверенных, что требовало тщательного анализа причин этих нарушений и принятия решений по их устранению.

При формировании планов мы согласовываем объекты контроля с комитетом администрации края по финансам, налоговой и кредитной политике с целью исключения дублирования и соблюдения периодичности проверок.

В течение года план может корректироваться по предложениям АКЗС, губернатора края, Счётной палаты РФ.

Самый больной вопрос

- Из отчётов следует, что вы систематически выявляете нецелевое расходование бюджетных средств и неэффективные расходы. Чем одно отличается от другого, и чего у нас больше?

- Принцип целевого характера и адресности бюджетных средств означает, что все доведённые до конкретных получателей бюджетные средства должны быть направлены на конкретные цели. Например, согласно сметы расходов средства выделены на оплату коммунальных услуг, а израсходованы на приобретение оборудования, финансирование предусмотрено на один объект, а фактически направлены средства на другой объект и т.д. В связи с реформированием бюджетной сферы с 2012 г. и изменением принципа финансирования от «сметы» к «субсидированию» госзаданий бюджетные и автономные учреждения имеют право самостоятельно определять направление средств на те или иные мероприятия. Главное - должны быть выполнены количественные и качественные показатели госзадания. Этим фактором объясняется снижение объёма нецелевых расходов. Так, в дореформенный период (за 2011 г.) нецелевых расходов выявлено 10,1 млн. рублей, в 2012 г. – 7 млн. рублей, в 2015 г. они составили 1,6 млн. рублей.

При выявлении нецелевых расходов применяются бюджетные меры принуждения, в т.ч. бесспорное взыскание средств.

Что касается неэффективных расходов, то это более сложный вопрос, т.к. в бюджетном законодательстве не определены критерии эффективности, по которым следует оценивать бюджетные траты. Мы разрабатываем критерии самостоятельно, исходя из отраслевых особенностей, но общим критерием  является степень достижения конкретных показателей, особенно при реализации государственных и ведомственных целевых программ.

- Извините, на уровне здравого смысла понятно: если, к примеру, в больницу современное оборудование приобрели, а работать на нём некому – средства потрачены неэффективно...

- Конечно. Также неэффективно произвести расходы на строительство водопроводов, котельных, газовых сетей, автомобильных дорог и т.д., которые длительное время не вводятся в эксплуатацию из-за каких-то недоделок или технических ошибок. Неэффективно оплатить расходы по разработке проектно-сметной документации, которая впоследствии не востребована… И таких примеров масса.

Сегодня, в условиях жёсткого ограничения финансовых ресурсов, на первый план выходит результативное, экономное, бережное расходование бюджетных средств. На деле получается, что не все участники процесса соблюдают эти требования. Если ситуация меняется, то меняется крайне медленно.  В ходе контрольных мероприятий в 2015 г. выявлено неэффективных расходов на общую сумму 218,2 млн. рублей, - это несколько ниже, чем в предыдущие годы, однако их уровень остается высоким.

К сожалению, из года в год мы имеем факты нерачительного отношения к тем средствам, выделяемым из бюджета. И насколько лучше мы могли бы жить, если бы то, что даётся для достижения соответствующих целей, было бы достигнуто в те сроки и с тем результатом, как изначально планировалось!

А для примера?

Давайте возьмём уже названную ранее программу «Социальное развитие села». Проверка всех участников программы выявила нарушения в 92% муниципалитетов, это массовый характер. Значит, отдельные вопросы недостаточно чётко урегулированы в нормативной базе, есть «пробелы» в оргвопросах, налицо и некомпетентность отдельных чиновников. Результаты аудита были доложены Заксобранию, губернатору, рассмотрены на коллегии СП с приглашением руководства ГУСХ. Наши предложения были учтены при доработке, актуализации нормативной базы, что в итоге позволит в дальнейшем избежать в дальнейшем нарушений, а, следовательно, повысить эффективность реализации госпрограммы.

- Но вот было выявлено, что субсидии предоставлялись не нуждающимся, а люди-то уже жильё получили…

- По всем нарушениям СП даёт конкретные представления. Там, где люди получили средства на приобретение жилья незаконно, конечно, нужно взыскивать. Это самый больной вопрос – когда касается конкретного человека и нужно вернуть деньги. Это, как правило, решается в судебном порядке. Практика показывает, что в большинстве случаев суды принимают решения в пользу гражданина: если администрация муниципалитета не проверила представленные документы, не произвела перерасчёт – человек лично не виноват. Но тогда администрация должна незаконно выплаченное компенсировать из своего бюджета.

Все представления стоят на контроле до их выполнения. Если представление  не выполняется, адресату направляется уже предписание, а дальше могут применяться меры административного воздействия: штраф, дисквалификация. Но, признаюсь, такой практики у нас ещё не было. Всегда повторяю сотрудникам: цифры можно по - разному понимать и трактовать, но нужно помнить, что за каждой цифрой стоит человек – ребенок, врач, учитель. Поэтому я очень скрупулезно  отношусь к выработке предложений, которые направляются объектам контроля. Если уж мы дали предложения, то они должны быть выполнимы.

- Можно ли говорить о том, что какая-то сфера в крае (АПК, здравоохранение, образование, соцобеспечение и т.п.) «хронически» отличается финансово-бюджетными нарушениями?

- Я бы не стала классифицировать нарушения в разрезе отраслей.  Некорректно сравнивать расходы на господдержку АПК, дорожного хозяйства, на содержание бюджетной сферы,т.к. эти расходы несопоставимы по объёмам, структуре, мероприятиям, и, следовательно, финансовые нарушения различны. Но я бы выделила наибольшие нарушения в сфере закупок, строительства, имущества.

- Вот к слову: почему у нас «вечная» задолженность муниципалитетов за энергоресурсы?

- Извечная больная тема. При проверках муниципалитетов обязательно смотрим вопросы заключения и исполнения муниципальных контрактов на поставку угля. Но здесь нужно разграничить сферу ответственности: для бюджетных учреждений – это одно, а для прочих потребителей, в т.ч.  населения – это другое. Сегодня муниципальные контракты заключаются на поставку угля для нужд всех потребителей МО, а их администрации выступают гарантом по расчётам за весь поставленный уголь.

Мы считаем целесообразным заключение контрактов только на те объёмы, которые необходимы для обеспечения бюджетной сферы. Это позволит своевременно производить расчёты. Но муниципалитеты продолжают заключать контракты для всех потребителей, и в случае неплатежей населения, прочих организаций, задолженности топливоснабжающих предприятий перед поставщиком угля, несут ответственность по оплате.  Арбитражные суды предъявляют иск к местному бюджету (при том, что бюджетная сфера не имеет задолженности!), что парализует финансирование учреждений, и это классический пример неэффективного управления местными финансами.

При этом МО зачастую нарушают бюджетное законодательство при предоставлении муниципальных гарантий, не составляя договоры регресса, что лишает их возможности истребовать с фактического должника взысканные с гаранта суммы.

Хочу отметить, что в течение трёх последних лет СП при выездных проверках уделяет внимание оценке потенциальных доходных источников местных бюджетов с целью изыскания дополнительных резервов. Если по налоговым доходам влияние муниципалитетов невелико, то неналоговые доходы (от использования муниципальной собственности) - их тема. И практически в каждом есть неиспользуемые резервы за счёт повышения эффективности управления и распоряжения имуществом, земельными участками, повышения качества администрирования доходов, активизации претензионной работы.

Ещё раз к слову. Почему в крае не слишком активно выполняется план приватизации государственного имущества?

- Очень хороший вопрос. И не случайно в этом году в плане работы предусмотрена проверка по выполнению плана приватизации. Надо разобраться, почему из года в год не поступают доходы от приватизации в запланированных объёмах, и что происходит с объектами, которые включены были в план 3-4 года назад и до сих пор  не реализованы.

В Главном управлении имущественных отношений объясняют это невостребованностью выставляемых на продажу объектов. Может быть, надо пересмотреть оценочную политику этих объектов, принять более активные меры к их реализации? Ведь доходы от продажи имущества являются источником погашения дефицита краевого бюджета, и, по нашим оценкам, доходы от приватизации могут быть увеличены на 100-120 млн. рублей за счёт реализации объектов, определённых в планах приватизации на 2016 и предыдущие годы.

- Вас слышат?

Конечно, слышат. Во-первых, все отчёты по контрольным мероприятиям направляются в АКЗС, информационные письма либо отчёты по наиболее значимым проверкам направляются губернатору. Абсолютно все акты направляются в прокуратуру края.

СП заключила соглашения и сотрудничает с региональными ГУ МВД РФ и Следственным управлением СКР. По фактам нарушения в сфере закупок направляем материалы в Управление Федеральной антимонопольной службы по Алтайскому краю. Такое взаимодействие способствует повышению результативности реализации материалов проверок.

Особо хочу отметить, что СП, являясь органом парламентского контроля, обеспечивает гражданское общество объективной информацией о качестве управления финансовыми ресурсами в крае. На нашем сайте размещаются результаты проверок, кроме того ежегодный отчёт о работе Счетной палаты представляется на сессии парламента. То есть, мы открыты и доступны.

Татьяна Петровна, а бывают ли случаи противодействия инспекторам СП, попытки скрыть информацию со стороны проверяемых субъектов? 

Ни разу не слышала о таком. Вообще по закону мы имеем беспрепятственный доступ ко всем документам, которые являются объектами контроля. Когда мы приходим на проверку, знакомим проверяемую сторону с нашим планом. Сейчас вот вышли с аудитом в  Барнаул, взяли очень много вопросов: исполнение бюджета, муниципальную  собственность и т.д., всю программу сразу показали городским финансистам.

- Проверка связана с назначением нового главы администрации?

- Нет, плановая. Город не проверяли уже больше трёх лет.

- На ваш взгляд, Счётная палата для проверяемых «суровый надзиратель» или добрый товарищ, который укажет и подскажет?

- Хотелось бы быть вторым. Мы - не карающий орган, мы нацелены на выявление болевых точек, на которые можно и нужно повлиять. Но вы же понимаете, как у нас воспринимаются любые проверки и проверяющие, сколь корректными бы они ни были. Тем более, что все понимают: «шутки»  с нами не уместны, мы стоим на страже бюджетных средств и закрывать глава на финансовые нарушения не будем. 

- И последний вопрос, Татьяна Петровна. Кто все эти люди, которые проделывают огромный массив «контрольной» работы и обладают столь широкими компетенциями?

- Штат Счётной палаты - всего 30 сотрудников, в том числе инспекторский состав 16 человек, 4 аудитора. В структуре предусмотрен бюджетно-аналитический отдел, который обобщает результаты деятельности. В основном эти люди со стажем, многие работают с начала образования Палаты, которой в прошлом году исполнилось 20 лет. Все сотрудники с высшим специальным образованием. С моей точки зрения – это особые люди, принципиальные, профессиональные и ответственные.

JoomShaper
Яндекс.Метрика